19:41 

"Путь к морю", Валет/Алиса, миди.

Рыжий Сплин
Только всё опять вернётся - неожиданно, как сон...
Решила и здесь выложить своё первое миди по данному фандому, написанное на BigBang 2011. Пролог в тексте записи, ссылки на остальные главы, лежащие у меня в дневнике, прилагаются (т.к. букв много, не хочется засорять комментарии).

Название: Путь к морю.
Автор: Рыжий Сплин
Гамма: ~a-kin~
Тип: гет.
Пейринг: Валет/Алиса (основной), Валет/Красная Королева (побочный).
Рейтинг: PG-13.
Жанр: драма, приключения.
Размер: миди.
Дисклаймер: все права принадлежат Бёртону и Кэрроллу.
Статус: закончен. Данный фик является первой частью задуманной трилогии под названием «Возвращение», планируется написать сиквел.
Саммари: В Верхнем Мире Алиса тоскует по Стране Чудес, в Мире Нижнем Валет Червей томится в Дикоземье. Никто из них не думал о возможной встрече, однако в Стране Чудес свои законы. Дорога воспоминаний для него и дорога мечты для неё соединятся в один путь, который Стейну и Алисе придётся пройти вместе.
Но за любой встречей следует расставание, а за расставанием — надежда на новую встречу.
Размещение на других сайтах: пожалуйста, но не забываем присылать ссылку автору, автор любопытный.
Предупреждение: смерть персонажа (пролог).
Примечания: пост-канон, UST, местами ООС Валета.
От автора: комментарии, критика приветствуется.

Пролог

Хуже казни нет —
Жить слишком долго.
Я ненави-, ненави-нави,
Ненавижу ждать.
Я смотрю на жизнь
Глазами волка,
Я не буду-ду,
Я не буду медленно умирать.
Вздыхала ночь, она была,
Дразнила смерть, она ждала,
Играла жизнь, она ушла
И не вернется никогда.
Я сирота, я сирота,
Моя закончилась война,
Моя последняя игра,
Я сирота, я сирота.
«Агата Кристи».

Душа расколота на части.
Но что с того? Да что с того!
Я не желаю больше власти,
Я не желаю ни-че-го.
В моей душе тоска и холод,
Её уже не воскресить,
Мой мир — он тоже был расколот,
Но лишь одна не рвётся нить:
Связав навеки с тем, что было,
За мною следует в пути
Воспоминаний злая сила…
Душе покоя не найти.
Илосович Стейн, непроизнесённое вслух.

— Трус, предатель, слизняк! — Ирацибета шипит от злости, выплевывая ядовитые слова одно за другим. Стейн молчит, и оттого женщина злится ещё сильнее, ведь теперь он её единственный собеседник. Пусть ненавистный, пусть отступник, но больше никто, как и пообещала Мирана, не разговаривает с ней. Два стражника, что следят за изгнанниками и приносят еду, не отвечают ни на вопросы, ни на оскорбления.
«А теперь ещё и этот в молчанку играет, — хмурится Ирацибета, — не иначе как задумал что-нибудь».
— Эй, ты, — предпринимает она новую попытку, — скажи хоть слово.
Её неверный Валет Червей лежит на полу, отрешённо глядя в потолок. После изгнания прошло так много долгих дней, слившихся воедино, но Стейн всё ещё ведёт им счёт. Временами мужчине кажется, будто не было ничего другого в его жизни, только заброшенный замок на окраине земли, где их заточили вдвоём.
— Мир сузился до размера клетки, а смерть так и не приходит, — нехотя разлепляет губы Валет.
— Что ты там бормочешь? — презрительно щурится бывшая королева. — Решил пофилософствовать? Тебе не идёт.
Стейн не утруждает себя ответом. Прежде, чем Ирацибета угомонится и, исчерпав весь запас обвинений и ругательств в его адрес, забудется беспокойным сном, он хочет кое-что хорошенько обдумать.
«Если смерть не приходит, то, может быть, стоит её поторопить?», — размышляет Валет. Сам он умирать не собирается, хотя и на жизнь теперешнее существование мало похоже.
Дикоземье — так называется место, где они вынуждены пребывать. Вдали от всех королей и королев с их подданными, и на много миль вокруг ни единой живой души, исключая стражников, сменяющих друг друга каждые два месяца. Рыцарям Белой Королевы такая служба не в радость, но решение Её Величества неизменно. Ирацибета и Стейн должны оставаться в изгнании, а потому за ними неустанно следят, на ночь запирая в одном из многочисленных залов старого замка.
Когда-то это был тронный зал, и теперь Ирацибета уверена, что здесь их держат специально, и что Мирана подобным образом хочет унизить сестру ещё больше. Валету же плевать, случайно такое совпадение или нет, он размышляет о том, что главная задача стражников — не дать изгнанникам убить друг друга.
Но он уверен, что Ирацибета не решится на подобное, хоть и ненавидит его теперь всей душой. Ей просто не хватит духу убить самой, а вот ему не привыкать. Мысль о возможном избавлении от надоевшей спутницы уже давно не даёт Валету покоя, буквально сводит с ума. Но с воплощением этой идеи он пока что медлит.
«Да почему, — убеждает себя Стейн, — я должен её жалеть? Разве ко мне кто-то проявил жалость, сочувствие, понимание?». А внутренний голос шепчет: «Убей и станешь свободным». Валет не знает, что такое свобода, и нужна ли она ему, но гнить здесь заживо просто невыносимо.
Во сне когда-то грозная Красная Королева выглядит абсолютно беззащитной. Соблазн слишком велик, чтобы Валет мог ему противиться. Железная цепь, которой два изгнанника прикованы друг к другу, всегда под рукой, и она достаточно длинна, чтобы обхватить шею. Проснись Ирацибета прежде, чем проржавевший металл коснулся её кожи, она бы ещё могла спастись. Закричать, позвать на помощь, отбиться — но нет, не успевает. Скорее всего, королева даже не понимает, что происходит, и почему внезапно не хватает воздуха, и наваливается кромешная тьма, отрезая все звуки, оттенки и запахи.
Ирацибета умирает быстро, а ненависть и злость Валета неожиданно сменяются усталостью. «А завтра утром придёт стража, — осознаёт он, — и обнаружит, что один из пленников мёртв».
В Бравный День Валет Червей предпочёл бы умереть, нежели услышать тот приговор, который вынесла ему Белая Королева. И он понимает, что тем более нет смысла надеяться на её милость сейчас. Наверняка Мирана оставит его и дальше догнивать в этом каменном склепе, раз уж принципы не позволяют ей казнить.
Однако стража вполне может не сразу заметить смерть Ирацибеты, предположив, что она просто спит. До тех пор, пока от трупа не начнёт разить, конечно же. Эта мысль побуждает Стейна отодвинуться от ещё теплого тела настолько далеко, насколько позволяет цепь. Он решает, что ждать всю ночь не имеет смысла, тем более что до свободы почти рукой подать.
Первым делом Валет подходит к закрытой двери — мёртвую королеву приходится волочить следом — и громко кричит:
— Эй, где вы там? Ирацибете плохо! Я сам не справлюсь, мне нужна ваша помощь.
Подождав несколько минут — Валет и не ожидал, что реакция последует сразу же — он начинает колотить по двери кулаком:
— Просыпайтесь, чёрт вас побери!
— Чего тебе? — раздаётся, наконец, заспанный голос одного из стражников.
— Я же говорю — Ирацибете плохо.
— А по мне, так пусть себе помирает, всё равно.
«Уже, — про себя замечает Стейн, — а скоро и ты к ней присоединишься», — но вслух произносит:
— Если бы Белая Королева желала смерти для своей сестры, то просто отдала бы приказ казнить её. Но Её Величество поступила иначе. Как ты считаешь, обрадует ли Мирану смерть Ирацибеты по твоей вине?
В ответ следует недовольное ворчание:
— А кто ей скажет, ты, что ли? Так и с тобой разобраться недолго.
— Это будет вдвойне подозрительно, — замечает Валет, надеясь так или иначе, но заманить стражника внутрь. Прежде слуги Белой Королевы никогда не заходили к изгнанникам ночью. Валет рассчитывает, что темнота даст ему, безоружному, небольшое преимущество, которое при должной ловкости поможет одержать верх над белым рыцарем.
Поворачивается ключ в замке, скрипнув, открывается дверь, и Стейн уже наготове. Он сбивает стражника с ног до того, как тот успевает что-либо сообразить. Мёртвая королева мешает Стейну гораздо меньше, чем могла бы помешать живая — с ней даже обсудить варианты побега было невозможно. Сразу начинала кричать, осыпать его проклятиями и упрекать в неверности. Обида её была слишком сильна, чтобы вновь довериться тому, кто однажды уже предал.
Меч, которым так и не успел воспользоваться стражник, со звоном падает на пол и через мгновение оказывается в руках у Валета. Единственный и смертельный удар обрывает жизнь рыцаря Белой Королевы. Чем быстрее, тем лучше, думает Стейн, ведь за дверью ещё один противник.
На поднявшийся шум влетает второй рыцарь, но удача сегодня явно на стороне Валета Червей. Чужим оружием он разит также беспощадно, как когда-то собственным мечом, и второй стражник падает с перерезанным горлом рядом со своим товарищем.
— Чем короче поединок, тем больше шансов на победу, — произносит Стейн один из своих излюбленных принципов. Но даже и такой недолгий бой заставляет кровь быстрее бежать по жилам, не оставляя следа от прежней апатии. Ведь сражаться за свою жизнь с сильным противником далеко не то же самое, что душить спящую женщину.
Но о ней, теперь уже мертвой, Стейн старается не думать. Он деловито обшаривает трупы стражников, забирая себе их оружие и белые плащи. Помимо разных мелочей, необходимых в дороге — огниво, складная бритва, моток верёвки, у одного из стражников Валет обнаруживает ключ от своих оков. Прежде, чем покинуть замок, он прихватывает и небольшой запас провизии, хранившийся в замке. Ощущать себя мародёром не слишком приятно, но другого выхода Валет для себя не видит. «Если выбирать между мародёрством и нищетой, я предпочту быть мародёром», — рассуждает он.
На рассвете Стейн отправляется в путь, не имея ни малейшего представления о том, куда он его приведёт. Но оставаться на месте тем более невозможно, и это лучший стимул, чтобы идти вперёд.

***
Не скоро Стейну удаётся покинуть Дикие Земли. За пять месяцев заточения он почти утратил прежние и ловкость, и выносливость, и теперь вынужден часто отдыхать. А ещё приходится привыкать к новому оружию усиленными каждодневными тренировками. Меч, ранее принадлежавший рыцарю Белой Королевы, оказался хорош, но для высокого Валета Червей недостаточно удобен. Однако Стейн довольствуется и тем, что есть — всё лучше, чем оставаться безоружным.
Впрочем, Дикие Земли практически необитаемы и опасаться здесь некого, но Валет стремится как можно скорее их покинуть. Он решает идти на юг, двигаясь вдоль гор, отделяющих изгнанника от Западноземелья, куда ему, несомненно, соваться не стоит. Есть ещё месяц до прибытия новых рыцарей Белой Королевы на смену прежним стражникам, и Стейн понимает, что следует уйти как можно дальше, пока королеве ещё не стало известно об убийстве её сестры и двух слуг.
Он усмехается, полагая про себя, что вряд ли Мирана будет так уж расстроена смертью Ирацибеты, ведь она оставила сестру в живых лишь потому, что не хотела нарушать свои странные принципы. «Зато теперь она может быть довольна — рассуждает Валет. — Ей не пришлось марать руки в крови, но мне-то не в первый раз выполнять грязную работу для королев. Но всё, хватит, теперь буду жить для себя».
Однако долгожданная свобода оборачивается для Стейна тяжестью одиночества и горьким ощущением неприкаянности. Порой Валету кажется, что он сам умер в том заброшенном замке, где остались тела Ирацибеты и двух рыцарей, и теперь тенью скитается по Диким Землям.
— Не хватало ещё сойти с ума и стать таким, как Шляпник, — бормочет временами Стейн.
Он не привык быть ничьим — не умел. Всю свою жизнь Валет Червей шёл за кем-то и редко терзался сомнениями, но только сейчас стал осознавать, что изначально сделал неверный выбор.
Красный Король. Ещё мальчишкой Стейн мечтал о том, что станет ему верным слугой, защитником страны, смелым рыцарем. Но юношеские мечты и их воплощение оказались весьма далеки друг от друга. Король был слишком слаб — ни границ своего королевства не мог защитить, ни даже собственную власть не удержал.
Красная Королева. Теперь даже простое воспоминание о ней заставляло Стейна болезненно морщиться, а ведь когда-то он был искренне в неё влюблён. Или думал, что был влюблён?.. Стейн в своё время рассуждал так — уж если Королю нет дела до войны, то он посвятит свои подвиги Прекрасной Даме. Юный Валет Червей не смел надеяться на взаимность, но его не только заметили, а ещё и проявили благосклонность. И он, не раздумывая, выбрал новый путь, так как не видел больше необходимости оставаться верным тому, в ком разочаровался.
А когда всё закончилось поражением Красной Королевы, и Стейн понял, что теперь его верность годится лишь на то, чтоб провести остаток жизни с надоевшей ему женщиной, то чуть не сошёл с ума. Жалкая и унизительная просьба, обращённая к Миране, не менее жалкая попытка убить Ирацибету — всё это оказалось безуспешным. Но хотя бы последнюю свою оплошность он исправил, и Красная Королева теперь мертва. Впрочем, желания вновь попытать счастья у Королевы Белой Стейн более не испытывал. Откровенно говоря, он уже не видел между двумя сёстрами особенной разницы. Обеим была нужна корона, как будто на ней свет клином сошёлся, — ведь каждая могла спокойно править в своих землях. Они увлечённо разыгрывали судьбы и жизни подданных в безумной карточной игре, но у Мираны в рукаве оказался козырь, решивший исход всего — Бравный Воин.
Хотя поначалу никто не смог оценить опасность, исходившую от этой девчонки. Стейн и вовсе смотрел на новую фаворитку Ирацибеты как шанс завести очередную интрижку, а следовало прирезать её в том коридоре, может быть, тогда всё сложилось бы иначе.
Валет даже пытается представить, как бы это могло быть. Один взмах мечом, и голова катится с плеч. Любимая забава Красной Королевы. Или быстрое, незаметное движение кинжала, который он всегда носил с собой — смерть от такого удара почти мгновенна. В конце концов, мог бы и придушить Алису, ему не привыкать, приходилось убивать врагов голыми руками. Правда, то были противники посерьёзнее, чем переодетая в доспехи девчонка, с ними и сражаться было не стыдно. Впрочем, чувство стыда — вещь относительная, за годы служения Красной Королеве Стейн в этом убедился. Ему приходилось поднимать свой меч и на правых, и на виноватых, причём первых почему-то с каждым годом становилось всё больше.
Валет проводит рукой по лицу, словно стирая наваждение.
— Я не убиваю женщин, — произносит он вслух, убеждая самого себя, а потом вспоминает, что и этот принцип к нему уже не относится. Как и множество других — шаг за шагом Валет шёл к тому, каким стал теперь, одну за другой нарушая границы дозволенного. Он опять думает о Миране, которая своих принципов придерживалась гораздо твёрже, даже когда ей это было не выгодно. Смог бы он так?
Но размышлять в подобном направлении ему не слишком хочется, ведь тогда придётся признавать свои ошибки, свою слабость, и вновь сожалеть о неверно сделанном выборе. Стейн резким движением выхватывает меч из ножен, поскольку тренировка сейчас — единственный способ отвлечься от тяжёлых мыслей.
Он уже собирается приступить к своим обычным ежедневным упражнениям — за прошедшее время Стейн почти приспособился к новому оружию — но его внимание отвлекает какое-то движение среди деревьев.
В Дикоземье Стейн уже проскитался около трёх недель, но даже животные там попадались крайне редко, да и те не были говорящими. Когда же он, наконец, покинул Дикие Земли, то двинулся на восток в сторону Глущобного леса, решив уже оттуда снова идти на юг — попытать счастья в тамошних королевствах.
Он почти добрался до леса, так и никого не встретив на своём пути, но в небольшой роще услыхал чьи-то шаги. И хотя разумнее было бы и дальше не попадаться никому на глаза, жгучее желание узнать, кто же ещё бродит в этих лесах, было непреодолимо. Устав от одиночества и сопутствующей ему неопределённости Стейн решительно двигается между деревьев навстречу незнакомцу или незнакомке. «Будь что будет», — думает он, но меч на всякий случай в ножны не убирает.
Несколько шагов — и Валет Червей буквально застывает на месте, не веря своим глазам. Меньше всего он ожидал увидеть ту, о чьём убийстве размышлял каких-то пару минут назад — Алису Кингсли.
Глава 1 - Дорога сновидений
Глава 2 - Первая любовь, первая ненависть
Глава 3 - Рядом и врозь
Глава 4 - Алое знамя победы
Глава 5 - Старый враг
Эпилог

@темы: Фанфики, Валет/Алиса

   

Чешир/Алиса & Валет/Алиса Фан-Клуб

главная