16:58 

Последнее путешествие Алисы

Аллорет НКеллен
What kind of a woman would rather go to jail than spend a night with Basil Rathbone?
Автор: Аллорет НКеллен (Дита)
Фэндом: Alice in Wonderland. Tim Burton
Персонажи: Алиса, Чешир, Террант, Валет Стейн, Мирана и парочка новых
Рейтинг: PG-13
Жанры: Ангст

Описание:

-Ты бы смог полюбить навсегда?
Постаревшая Алиса отправляется в последнее путешествие в Страну Чудес. Когда-то Террант обещал ждать её и любить всегда. А если она вернется старой,поцеловать её. Ведь поцелуй- величайшая магия Страны Чудес.
Но её надежде не суждено сбыться. Террант забыл её. Забыл о своей клятве ждать её.
Появившийся перед усталой, сломленной Алисой Чешир дает ей подсказку- её путь ведет в Замок Сердец. Но для того, чтобы понять, ей придется вспомнить...и сделать выбор.


Часть 1.

-Ты бы смог полюбить навсегда?
Ветер трепал её волосы. Длинную белоснежную гриву, спадавшую почти до пояса. День был ветреный. Они стояли бок о бок на балконе гостиницы и смотрели, как уходит лайнер, громадный, белоснежный, похожий то ли на облако, то ли на айсберг. Он на мгновение замешкался с ответом.
-Д-да…наверное, смог бы…а почему ты спрашиваешь?
-Так…просто…знаешь, Джеймс, я думаю, тебе пора идти. Иначе ты не успеешь на поезд и мы останемся без контракта.
-Как скажешь. С тобой всё будет в порядке? Ты что-то неважно выглядишь, босс, — в его голосе звучала тревога. –Ты точно хорошо себя чувствуешь?
Она кивнула. Равнодушно, коротко, вложив в этот кивок всю свою усталость и одиночество. Милый юноша, сама непосредственность и коммуникабельность, при всём том ещё и головой умеет работать. Толк из него выйдет…
-До встречи в Шанхае, босс! И кстати, забавный вопрос…насчет любви навсегда!— он рассмеялся, чуть наклонив голову и глядя на неё из-под темной челки. –А знаешь, босс, пожалуй, я подумаю над ним на досуге!
Двери закрылись. Спустя пять минут он вышел из гостиницы с чемоданчиком в руке, высокий худощавый парень в костюме и с гладко зачесанными волосами.
Она смотрела, как он машет рукой, подзывая такси…
Её губы тронула усмешка. Так давно…бесконечно давно она задала этот вопрос Терранту, человеку, который был ей бесконечно дорог. Они стояли, прижавшись друг к другу, глаза в глаза. В тот день…

…Бравный День…день битвы с чудовищем, и с самой собой… Она победила Бармаглота, и смогла победить себя. Она возвращалась домой, исполнив свое Предназначение, освободив Страну Чудес от тирании Красной Королевы, а Террант остался при дворе, заняв пост личного Модельера и Шляпных дел Мастера Её Белого Величества. Когда все разошлись, они остались одни на Бранном Поле и она обняла его, глядя в улыбающееся лицо, в грустные глаза. Террант обхватил её шею обеими руками, прижался к её щеке своей и заплакал.
-Возвращайся, Алиса, — сквозь слёзы прошептал он— вернись в Страну Чудес.
-Ты готов полюбить навсегда?— спросила она, глядя в его золотые глаза.
-Да, конечно! – по его щекам катились слёзы. –Я люблю тебя, Алиса!
-Ты будешь ждать меня?
-Да, Алиса! Да! Да! Я всегда буду ждать тебя! Всегда!
-А если я буду старой и мои волосы поседеют? Тогда ты тоже будешь ждать?— спросила она, утирая ему щеки носовым платком.
-Если ты будешь старой, то я тебя поцелую, -ответил он, улыбаясь сквозь слёзы. — Здесь, в Стране Чудес первый поцелуй любви способен вернуть утраченную молодость и даже мертвого оживить! Это величайшая магия нашего мира.
— Да, я знаю, — прошептала она, глотая слёзы и прижимаясь к его плечу.
-Откуда?— удивленно спросил он.
-Не помню…-пробормотала она— наверное, Чешир сказал…

Медленно, с трудом передвигая ноги, она подошла к зеркалу и поправила волосы. Она терпеть не могла всякие шпильки и лишь в редких случаях скалывала волосы золотой заколкой на затылке.
-Да, Алиса Кингсли, — с горечью прошептала она, глядя на своё отражение— годы не пощадили тебя…
Из потемневшей от времени поверхности зеркала на неё смотрела изможденная пожилая леди, одетая немного старомодно, но несомненно со вкусом. В чертах её лица с трудом можно было угадать ту юную девушку, что когда-то путешествовала по удивительной стране, и успевала поверить в десять невозможностей до завтрака.
Она так и не вышла замуж. Сначала потому, что не желала бросать развивающийся бизнес, потом умерла мама, а потом…она и сама не знала…
Возможно, потому, что никто из тех, кто жаждал её руки и сердца, не смогли ответить на простой вопрос.
-Ты бы смог полюбить навсегда?
Голова закружилась и ей пришлось вернуться на диван. Было немного трудно дышать. Она подумала, что стоит вызвать кого-то из обслуги, но не стала этого делать. Просто прилегла на диван, подложив под голову зеленую думку, и закрыла глаза. Больше всего на свете ей хотелось увидеть ТОТ, ДРУГОЙ мир, Страну Чудес, ставшую ей домом, где она обрела друзей и была счастлива. Здесь, в реальном мире она была одна с того дня, как вернулась. Теперь она могла признаться себе в этом. Как и в том, что отдала бы весь свой бизнес и все деньги, дома, магазины, всё до последней нитки, лишь бы ещё раз увидеть маленького белого кролика во фраке и с часами на цепочке. Нежданная боль стиснула грудь и она прижала руку к сердцу. По лицу покатились слёзы. Но плакала она не от боли. Она оплакивала своё одиночество…


Часть 2.

-Поторопитесь, леди!— рявкнул тоненький голосок над ухом. – Мы очень-очень опаздываем!
Она подскочила от неожиданности, широко распахнув глаза и глядя на ушастое белое недоразумение с карманными часами в лапе, нетерпеливо подпрыгивающее в центре комнаты.
-Ты!— вырвалось у неё. –Это ты!
-Нужно спешить!— затянул свою обычную песню белый паршивец, кажется, даже не узнав её. Она вскочила и едва не упала, такая острая боль пронзила старые колени. Кролик рванул через комнату к двери…но не входной. Она даже удивиться не успела, откуда тут взялась другая дверь. Белый торопыга метнулся в открывшийся проем и она едва успела проскочить следом. За её спиной дверь с треском захлопнулась.

Они стояли возле темного тоннеля. Кролик подергал ушами, поглядел на часы и метнулся в темноту. Алиса последовала за ним, мысленно проклиная свои больные ноги. Ох, только бы не споткнуться!— мелькнула в голове запоздалая мысль. Кролик мчался вперед, а она ковыляла следом, чуть не плача от отчаяния.
-Скорее! Скорее! – торопил ушастый.
-Я стараюсь!!
Они вылетели из тоннеля так внезапно, что Алиса не удержалась и растянулась во всю длину. По счастью на траве. С трудом поднявшись и отряхнув юбку от налипших травинок и мусора, она огляделась. Сердце забилось так быстро, что ей пришлось прижать руку к груди, чтобы хоть немного успокоить его. К горлу подкатил горячий комок.
-Боже…благодарю тебя!— прошептала она, давая волю слезам. –Я вернулась!
Они стояли на опушке Леса Чудес. Вернее, стояла теперь одна Алиса, поскольку Кролик куда-то смылся. Но теперь в его помощи не было необходимости. Она вернулась! Вернулась!
Немного отойдя от слишком бурной радости, она улыбнулась своим мыслям. Первым делом нужно найти Шляпника, её Терранта. Боже, как сильно она стосковалась по нём! По его улыбке, по безумному взгляду золотых глаз, по яркому наряду. Террант! Её Террант! Алиса засмеялась. Да, её любимый… он ждет её…он всегда будет ждать её…и любить…он обещал, её Террант!

Она быстро уставала и часто присаживалась отдохнуть на придорожные камни. День показался ей почти бесконечным, но вот наступил вечер. Солнце медленно клонилось к закату и длинные тени ползли по земле.
Алиса была уверена, что идет правильно. Годы не могли стереть из её воспоминаний этот прекрасный мир. Она знала эту дорогу. Дорогу, что приведет её к Терранту. Она остановилась лишь раз, чтобы набрать дикой хурмы и напиться из протекавшего на пути ручейка. Обедала уже на ходу. Хурма несмотря на не слишком аппетитный вид, оказалась необычайно вкусной, хотя обычно дички бывали кислыми и долго вязали рот.
На небе зажглась первая звезда, когда она увидела вдали домик с черепичной крышей в виде дамской шляпки.
Интересно, думала Алиса, спускаясь по склону холма, постарел ли он так же, как и она? Вот будет забавно! Ей вспомнилось его обещание… «Если ты будешь старой, то я тебя поцелую. Здесь, в Стране Чудес первый поцелуй любви способен вернуть утраченную молодость и даже мертвого оживить!» Ох, как же будет хорошо вновь обрести молодые ноги! Пробежаться по росе, забраться на дерево, сделать ещё тысячи тех глупых и смешных вещей, что подвластны юным…О да, он поцелует её и к ней вернутся молодость…
Когда она подошла к домику, совсем стемнело. Здесь горел фонарь, разумеется, в виде изящной стеклянной шляпы. Алиса подошла к двери и внезапно замерла. Из-за двери доносились звуки музыки и веселый смех. Странно…Террант ведь жил один…Заяц и Мальямкин? Да нет, не их голоса.
Алиса опустила руку, уже было протянутую к дверной ручке и отошла, чувствуя, как сжимается сердце. Медленно, нащупывая дорогу, побрела вокруг дома, пока не оказалась напротив окна, из которого лился яркий свет. Привстав на цыпочки, заглянула внутрь…
Да…никто не танцевал джига-дрыгу лучше него…Он был совсем седой, на лице появились морщины, только брови полыхали огнем над золотыми глазами, да гибкость осталась прежней. Никто не танцевал джига-дрыгу лучше него! Но мальчишка— подросток, огненно-рыжий и худой, отплясывал рядом, почти ни в чем не уступая Терранту. Вокруг танцоров кружком стояли зрители. Среди них Алиса узнала братишек Ляля, изрядно похудевших, но по-прежнему неразлучных. Чуть поодаль стояли мальчик и девочка, как две капли воды похожие на Терранта. Они смеясь хлопали в ладоши и пританцовывали в такт музыке. На плече у мальчика сидел постаревший, седой Заяц, плечо девочки занимала Мальямкин, на вид почти такая как прежде.
Наконец танец закончился и все зааплодировали. Миловидная женщина в нарядном платье вышла из соседней комнаты, улыбаясь. Она несла поднос с видимо только что испеченным тортом невероятных размеров.
-Все за стол! Террант, дорогой, где свечки?
-Кажется, я положил их в буфет…


Террант забыл её! Эта мысль была единственной, что сейчас владела ею. Алиса вдруг ощутила пронзительное, сводящее с ума одиночество, такое сильное и глубокое, какого никогда не чувствовала раньше. Быть может, потому что раньше, в том, другом мире у неё оставалась вера. В Терранта, в его клятву…Она стояла, окаменев возле окна, за которым праздновали чей-то день рождения. Внезапно она словно увидела себя со стороны, усталую, сломленную старую женщину, чья душа была похожа на птицу, испускающую дух от жажды у пустого источника.
Она не знала, сколько простояла так, прислонившись к стене, чтобы не упасть. Ночная прохлада заставила её пошевелиться. Зябко поеживаясь, Алиса поплотнее запахнула пиджак и, медленно, прихрамывая, направилась в обратный путь.
-В Стране Чудес много дорог, -промурлыкал вкрадчивый голос прямо над ухом и женщина едва не споткнулась от неожиданности— и не все из них ведут туда, куда надо. На твоём месте я бы сменил направление.
-Чешир…— Алиса протянула руку и коснулась шелковистой шерсти,— это правда ты? Я так рада тебя видеть!
-Правда или неправда…какая разница? Часто правда бывает неправдой, а неправда оказывается самой что ни на есть правдой, -проворковал внушительный набор острых зубов, над которым сверкали два ярко-зеленых глаза. –Какова твоя правда, Алиса?
-Ты как всегда говоришь загадками, Чешир,— слабо улыбнулась женщина, останавливаясь, чтобы передохнуть. –Но я больше не верю в правду…я больше ни во что не верю…Всё, чего я хочу, это уйти подальше отсюда. Куда угодно, хотя бы даже вернуться обратно, в мой мир…
-Иногда всё иначе, чем кажется. – мягко произнесли зубы, зависнув прямо над её плечом. – Мы всегда чего-то желаем, но никогда не задумываемся, а нужно ли нам это на самом деле?
-Я видела его, он счастлив…-Алиса устало взглянула на собеседника, точнее, на те его фрагменты, которые были видны. – Что ж, по крайней мере это…я рада за него…
-Ночью на дорогах небезопасно. Ты могла бы заночевать в доме.
-Могла бы, — женщина пожала плечами, — но не стану. Прости, Чешир…я слишком устала. И я уже слишком стара для этого мира. Мне не следовало сюда возвращаться.
Теперь два глаза вспыхнули прямо перед ней, полыхая как два зеленых фонаря. Вкрадчивый голос мягко промурлыкал:
-На твоём месте я бы послушал совета и сменил направление.
-И куда мне идти? Здесь не осталось никого, кто бы ждал меня.
-Иди туда, куда подскажет тебе сердце.
-Оно молчит, Чешир…оно пустое…совсем пустое…
-Я говорю не о твоем сердце, глупышка…
Алиса непонимающе смотрела на него. А потом вдруг поняла, что ладонь её не пустует. Она поднесла кулак к лицу и медленно разжала пальцы. Света зеленых глаз вполне хватало, чтобы она смогла разглядеть лежащее на ладони маленькое стеклянное сердце. Женщина покачала головой.
-Ты хочешь, чтобы я пошла к старому замку Ирацибеты? Но зачем?
-А разве ты не помнишь?— мягко спросил Чешир из темноты.
-Красный замок? Конечно помню! Такое не забывается.
-Я не о замке…
-Умоляю тебя, перестань говорить загадками! При чем тут Замок Сердец? Зачем мне возвращаться туда?
-Вспомни…
-Чего ты хочешь, Чешир?— заплакала она, опускаясь на траву. –Я устала! Я не могу больше! Всё, чего я хочу, это уснуть и не проснуться…никогда…
-Ты всё такая же маленькая девочка, — мягко сказал он, — но в отличии от Терранта я никогда не лгал тебе. Да и он…неважно… Возможно, чтобы вспомнить, тебе придется вернуться в замок Ирацибеты. Но этот путь ты должна пройти сама…
Он исчез, оставив её в темноте. Женщина сидела на траве, глядя на маленькое стеклянное сердце, медленно пульсирующее на ладони мягким красноватым светом. Потом стала спускаться с холма, забирая на Северо-запад. Туда, где на холме Кровавого Сердца возвышался Королевский Замок.


Часть 3.
Рассвет встретил её возле деревушки с говорящим названием «Королевская обитель». Маленькие, словно игрушечные домики в живых изгородях, казались как будто сошедшими с пасхальной картинки времен её детства и юности. Глядя на прелестную картину, Алиса ощутила, как медленно теплеет ледяной комок на месте сердца. Когда-то она останавливалась здесь, давным-давно, в самый первый свой визит в Страну Чудес.
Она подошла к самому маленькому домику, стоявшему на некотором расстоянии от остальных. Черепичная крыша была как раз вровень с её макушкой. Алиса подумала, что тут, должно быть, живет кто-то очень небольшого размера. И не ошиблась. Подойдя ближе, она увидела миловидную белую кошечку в фартучке поверх голубого платьица и изящном чепце на округлых ушках. Кошечка мела порог, мурлыкая под нос что-то довольно бодрое. Алиса улыбнулась.
-Доброго вам утра, мисс, -окликнула она прелестное существо.
Кошечка уронила веник и выгнула спинку, но поняв, что стоящая перед ней пожилая леди не представляет угрозы, извинилась, сделав небольшой книксен в знак приветствия.
-Марселина Мэддоуз к вашим услугам, дорогая. Зовите меня просто Марси. Чем могу служить?
-Я шла всю ночь, — сказала Алиса, оглядываясь в поисках скамейки или на худой конец камня, куда могла бы присесть. –Очень хочется пить. Не дадите ли вы мне стакан воды?
Марселина сочувственно посмотрела на её изможденное лицо.
-Присядьте на крыльцо, дорогая,— ласково мурлыкнула она, вытирая лапки о фартучек,— я сейчас вернусь.
Алисе не пришлось долго ждать. Маленькая хозяйка вернулась довольно скоро, неся на жестяном подносе ковш, полный молока. Рядом лежала свежая булочка.
-Я как раз сегодня пекла хлеб, — сказала Марси, с улыбкой ставя поднос на крыльцо рядом с женщиной. –Прошу вас, не стесняйтесь.
От души поблагодарив доброе создание, Алиса не заставила себя долго упрашивать. Она и не представляла себе, как проголодалась. Подобрав крошки и опустошив ковшик, она снова поблагодарила маленькую хозяйку и хотела встать. Но Марси присела рядом, с любопытством глядя на неё.
-Простите моё любопытство, дорогая, но что привело вас в наши края?
Алиса вздохнула. Меньше всего ей хотелось говорить об этом. Но Марси была так великодушна и добра к ней!
-Я бы хотела увидеть старый замок, — призналась она. –Когда-то я бывала там, очень давно…Там, наверное, уже давно никто не живет?
-Только один, вашей породы— ответила Марселина, задумавшись на пару секунд. -Мы не знаем, кто он и откуда пришел. Это было так давно, ещё моя пра-прабабка была котенком, когда он уже жил там. Он ни с кем не говорит, но мой старший сын Мурч говорит, что иногда слышно, как он поёт. Всегда одну и ту же песню. Мурч говорит, от этой песни шерсть на загривке встает дыбом и хочется кататься и выть, как если бы ты остался один в целом свете. Но он всё равно ходит туда чаще остальных моих детей. Думаю, ему просто нравится там.
-Вы говорили о жильце…
-О…Это нелюдимое и странное создание… Он никогда не выходит за пределы замка, хотя и не запрещает приходить. Думаю, ему просто нет до нас дела. Мы частенько относим ему молока и кое-какой еды, ведь ему трудно приходится там, совсем одному. Обычно мы кладем коробку с едой у ступенек и уходим. Детишки иногда любят затаиться и подсмотреть, как он выходит, чтобы забрать еду. А сюда он никогда не спускается.
-Он живет в замке?— спросила Алиса, ощутив вдруг странное волнение.
-Не в самом замке, а в пристройке,— Марси задумчиво разглядывала чисто выскобленный настил. –Мурч видел в окно разобранную постель и столик для еды…Ночует он в пристройке, хотя изрядную часть времени проводит в замке, бродит по коридорам, словно ищет что-то, что когда-то потерял. И знаете, иногда я думаю, что он, наверное, не в своём уме. Потому что кто в своём уме захочет всё время быть один?
-А как он выглядит?— спросила Алиса, чувствуя, что вот-вот упадет в обморок. Её вдруг охватила страшная слабость, сердце едва колыхалось в груди.
Марси ничего не заметила, призадумавшись над вопросом гостьи.
-Ну…он вашей породы…— наконец сказала она, — только побольше вас. Я не слишком разбираюсь в этом относительно ваших собратьев, но вот Молли Шиптон, дочка старосты, говорила, что он весьма привлекателен, хотя и немолод. Она пару раз носила ему еду, но он не принял её знаков внимания. Даже не заговорил ни разу, впрочем, никто никогда не слышал, чтобы он говорил... Молли грустила пару недель, а потом взяла, да и вышла за Джека Мэллигана, сына хозяина сыроварни. Весьма достойный юноша, должна вам сказать. Помню, мальчишкой он всегда защищал нас, котят. Не давал дергать за хвост и травить собаками. Молоком угощал частенько. О, простите, дорогая, я отвлеклась…Что до того, о ком вы спрашиваете…Я ведь видела его всего-то пару-тройку раз. Да и то, уже довольно давно. Вы знаете, милочка, он немного напомнил мне моего третьего супруга, такой же темный, гибкий, двигается так же бесшумно, и тоже весь в шрамах, настоящий боевой кот! — белая красавица мечтательно мурлыкнула, улыбнувшись каким-то своим воспоминаниям и тут же, спохватившись, продолжала. -Шерсть у него на голове черная, только одна прядь совсем белая. А ещё у него только один глаз. Вот, пожалуй, и всё. Ах да… По вечерам он зажигает свет в главной башне замка и в тронном зале!
-Зачем? Ведь вы говорите, замок пустует.
Марси бросила на Алису грустный взгляд.
-Не знаю…Никто не знает, зачем. Но каждый вечер свет горит.
-Может, он сумасшедший?— пробормотала женщина, невольно возвращая в памяти безумную улыбку. От этого воспоминания болью кольнуло сердце.
-Возможно, -ответила Марселина, печально покачав головой. –А может и нет. Может, он просто…
Она не договорила, потому что из домика донеслись возмущенные вопли и на крыльцо выкатился рыже-черно-белый клубок, из которого во все стороны летели клочья шерсти. От неожиданности и испуга Алиса подскочила на месте. А её радушная хозяйка издала леденящий душу мяв и кинулась разнимать драчунов. Алиса торопливо встала с крыльца.
-Большое вам спасибо, мисс!— громко сказала она, надеясь, что в этом гвалте её услышат. –Мне пора!

Миновав деревушку, она остановилась передохнуть перед последним отрывком пути. Солнце стояло в зените, алые башни в его лучах отсвечивали кровью. К замку вела мощеная дорога из красных булыжников. На мгновение Алисе показалось, что это просто длинная кровавая полоса. Она поежилась, ступив на эту полосу. Путь Крови…
…Путь крови…
В голове пульсировала странная мысль, что это словосочетание ей знакомо.
Она шагнула вперед, начав восхождение к замку. Шаг за шагом…Путь Крови…Кровавый Путь…словно вспышки в сознании возникали отдельные картинки…всё быстрее…всё ярче…
-Кровавый Путь!— прошептала Алиса, опускаясь на колени под нахлынувшей лавиной воспоминаний. По её лицу текли слёзы, но она даже не замечала их.
-О Боже…я вспомнила! КАК Я МОГЛА ЗАБЫТЬ!!!!!!!

…Я ПОМНЮ…

…Она помнила, как увидела его впервые, и как перехватило дыхание и сердце ухнуло куда-то вниз от горящего взгляда, которым он пожирал её. Помнила, как он прижал её к стене в коридоре, его руки, обжигающие даже сквозь ткань платья. Тогда она оттолкнула его, испугавшись собственной реакции на это прикосновение. Да и время поджимало…
А в ночь перед боем он ждал её в саду Белого Замка… Она не представляла, как ему удалось проникнуть туда мимо охраны, слуг, с его-то громадным ростом! Но он проник… и ждал её, стоя в тени резной беседки. Она едва не закричала, столкнувшись с ним, но сумела сдержаться. Его взгляд вспыхнул, снова выжигая дыру в её решимости. Потом он заговорил… Она помнила ту ночь и каждое слово из сказанного ими. И его громадную фигуру при свете полной луны.
-Я пришел сказать, что мне жаль…
-Не думаю, что вы вообще способны на жалость, — ответила она очень резко, ошеломленная, напуганная, до крайности возбужденная и рассерженная его приходом. — Как вы здесь оказались?
Он улыбнулся. Улыбка не шла ему, придавая коварное выражение. Но в единственном глазу она увидела что-то, что удержало её от того, чтобы позвать стражу. Вместо этого она бросила:
-Уходите! Так же, как пришли!
-Не раньше, чем сделаю то, зачем пришел, -сказал он и стремительно шагнул к ней. Громадный, черный, зловещий, словно ангел смерти и разрушения.
-Я позову стражу!— выдохнула она, не сразу осознав, что он уже прижимает её к себе. В следующее мгновение он поцеловал её, жадно прильнув губами к её рту. Его рука легла на её затылок, не давая отодвинуться, но она и так была слишком потрясена, чтобы сопротивляться. Поцелуй обжег её, словно его губы были из раскаленного металла. Она застонала, пытаясь оттолкнуть его, чувствуя себя былинкой во власти урагана.
Он выпустил её так же внезапно, как и схватил, осторожно отняв от груди и поставив на землю. Улыбнулся неприятной улыбкой.
-Ты то маленькая, то большая…впрочем, это уже неважно. Теперь можешь кричать, если хочешь. Хотя в этом нет нужды, я уже ухожу.
-Вы…— она с трудом заставила себя посмотреть ему в лицо, -ты…ты пришел сюда только за этим?
-А разве этого мало?— он с усмешкой посмотрел на неё. — Поцелуй, особенно первый, в нашей стране— самая могущественная магия. Теперь ты принадлежишь мне, Алиса. Теперь ты моя…а я твой…и этого уже не изменить.
Она смотрела на него, на первого мужчину, поцеловавшего её. Он пришел сюда, в стан врага, рискуя быть схваченным…Пришел, чтобы взять один единственный поцелуй… Она не знала, как эти слова сорвались с её губ. Этот вопрос предназначался другому, тому, кто был дорог её сердцу. Но она спросила того, кто стоял перед ней сейчас. Врага.
-Ты бы смог полюбить навсегда?
Он ответил сразу, даже не задумываясь. Позже, вспоминая те мгновения, она думала о том, что раздумывали все. Хотя бы долю секунды. Но он ответил сразу, даже эхо её голоса не успело смолкнуть.
-Я уже люблю навсегда…разве ты ещё не поняла?
Какое-то время они молчали, глядя друг на друга. Алиса заговорила первой.
-Если я уйду…в мой мир…ты будешь ждать меня?
-Да, -просто ответил он.
-А если я буду старой…очень старой, когда вернусь…
-Молодая или старая, это будешь ты…
-Нагнись, — сказала она, глядя в его единственный глаз, -ты слишком высокий.
Он опустился на одно колено и она подошла к нему, положив руки на плечи. Несколько секунд смотрела в спокойное бледное лицо.
-Там, во дворце, ты был совсем другой…
Он усмехнулся, не разжимая губ. Насмешливо посмотрел на неё.
-Попробовала бы ты постоянно находиться при этой истеричке, посмотрел бы я на тебя! То то ей не по нраву, то это. Того и гляди, останешься без головы, и попробуй в такой обстановке сохранить нормальные нервы.
Алиса не выдержала и рассмеялась. А потом обхватила его лицо обеими руками, на мгновение прижала свои губы к его. И грустно улыбнулась.
-До встречи на Поле Битвы.
-До встречи…— эхом откликнулся он, стремительно поднимаясь и исчезая в тенях, словно бесплотный призрак.
Алиса постояла немного, унимая бешено колотящееся сердце.
-Свидание при луне— это так романтично!— произнёс нежный голос.
Она застыла, глядя на Белую Королеву, появившуюся словно из ниоткуда. Та медленно обошла девушку, положив руки на её плечи и наклонившись к уху.
-А как же Бравный День?
-Ничего не изменилось, -сказала Алиса, чувствуя, как мороз пробежал по коже от этого шелестящего шепота.
-Увы, дитя моё. Прости, но я не смогу оставить тебе ЭТИ воспоминания.
-Что значит, не можете?!
-Любовь для тебя— слишком большая роскошь, Алиса. Мы не можем рисковать.
-Стойте…подождите! Я ведь говорю, ничего не изменилось…
-Дело не в том, будешь ли ты сражаться или нет…дело в тебе самой!— в голосе королевы слышались грустные нотки.
-Во мне? Нет…пожалуйста…подождите…что вы хотите сделать?
-Не бойся…ты всего лишь забудешь ЭТУ ночь и то, что произошло. Только ЭТУ ночь…всё остальное останется с тобой…
-Нет! Ведь тогда останется только…— Алиса разрыдалась, не в силах вымолвить последнее, самое страшное слово.
-Прости, детка…-прошептала Мирана…-нельзя позволить этому случиться…
-Но почему?!— выдохнула она, чувствуя, как лицо намокает от слёз.
-Потому что иначе Страна Чудес исчезнет навсегда…
-Нет! Не надо! Пожалуйста…я не…
-Прости меня, дитя!
…Она стояла, глядя на Белую Королеву широко раскрытыми глазами…
…потом потерла лоб…
-Что-то мне…нехорошо…Простите, Ваше Величество, я немного устала… пойду к себе…

…Стоя на Поле Брани, она поймала на себе странный, горящий взгляд Валета, искавший ответный взгляд. Он прямо впился в неё своим единственным глазом. Алиса поморщилась, вспомнив его паучьи лапы на своих плечах, его омерзительный шепот. И подумала, что с удовольствием вышибла бы ему пару зубов…Впрочем, это работа для Терранта…Её дело— Бармаглот…

…Я ПОМНЮ!...

...Последнее предсказание Абсолема…она помнила, как он говорил, выпуская тонкую синюю нить, обматываясь, заключая себя в кокон…
-Чешир сказал, ты хотел меня видеть?
-Да, Алиса…я должен сделать последнее предсказание…и оно для тебя!
-Да…я слушаю тебя, Абсолем…

Всегда одна. Совсем одна.
На сердце пустота…
Но одиночеством рожден
Мир-сказка, мир— мечта.

Ты сможешь отыскать любовь
И счастье обрести
Когда пройдешь последний дюйм
Кровавого Пути.

Уста сольются, и мечту
Ты обретешь тогда,
И в тот же миг Страна Чудес
Исчезнет без следа.



Часть 4.

…Алиса очнулась. Сердце билось ровно. Она медленно повернулась на бок и с трудом поднялась, упираясь ладонями в больные колени. Алая лента Кровавого Пути стелилась перед ней, словно приглашая довершить путь. Алиса вздохнула, подтянула сползшую набок юбку и стала подниматься к алой твердыне. Она шла не торопясь. Куда ей было спешить?
Перед глазами вставали картины из её первого путешествия сюда, когда она была ещё ребенком. Она с улыбкой вспоминала те приключения, веселье, странности и непонятности. Она запечатлевала в своём сердце каждое мгновение, что провела здесь. Половина пути была пройдена, когда она добралась в своих воспоминаниях до второго путешествия в Страну Чудес.
-Алиса, прошу тебя, остановись!
Она повернула голову и увидела стоящую на обочине Мирану.
-Остановись, Алиса!— голос Белой Владычицы был умоляющим. –Подумай, что ты делаешь! Ведь ты уничтожишь нас! Всех нас! Разве одна любовь стоит целого мира?
-Может, и не стоит, — сказала Алиса, возобновляя восхождение. –Мне решать.
-Остановись…подумай…ведь погибнут все! Чешир, Террант, Мальямкин, все, кого ты так любила, за кого сражалась! Подумай о них!
-Возвращайся в свой дворец, Мирана!— холодно посоветовала Алиса, сбрасывая пиджак, чтобы было свободней дышать. –Ты и так перешла все границы дозволенного. Ведь это ты заколдовала беднягу Терранта, заставив его позабыть обо мне, так же, как заставила меня позабыть о Стейне. Но сейчас твоё колдовство бессильно. Потому что я ПОМНЮ!
Мирана семенила рядом, причитая и заламывая руки. Увидев, что Алиса даже не смотрит на неё, Белая Королева сменила тактику.
-Взгляни на себя, старуха! Как думаешь, примет ли он тебя? Да он тебя даже не вспомнит!
Алиса на мгновение приостановилась, чтобы не врезаться в возникшее перед ней зеркало. Из полированного овала на неё смотрела измученная старая женщина, седые волосы растрепаны, распухшие колени, морщинистая кожа свисает складками…
-Ну, смотри на себя, старая карга!— торжествующе выкрикнула Мирана. –Он даже не вспомнит тебя!
Алиса улыбнулась, глядя на беснующуюся женщину.
-Молодая или старая— это буду я!— спокойно сказала она, обходя зеркало и устремляясь вперед.
Поняв, что все её усилия тщетны, Мирана испустила дикий вопль. Она вопила всё громче и громче, пока от этого нечеловеческого крика не начали трескаться булыжники под ногами. Алиса продолжала идти, глядя прямо перед собой. Погода вокруг стремительно портилась, небеса задрожали от чудовищных раскатов грома. Алиса покачнулась, едва не сбитая с ног мощным порывом ветра, но тут же выпрямилась. Ветер дул навстречу и вместе с ветром в женщину полетели различные предметы, от спичечных коробков до острых как бритва столовых ножей и топоров.
Алиса улыбнулась, подняв руку. Её глаза сверкали ярче, чем молнии, разрезавшие почерневший небосвод. Её голос звучал негромко, но перекрыл вой урагана и заставил стихнуть ветер.
-Невозможность одиннадцатая, и главная— в Стране Чудес мне подвластно всё живое и мертвое!
Буря закончилась так же внезапно, как и началась. Небо засияло разноцветными красками, ветер улегся, словно послушный щенок, лишь слегка шевеля траву. Алиса повернулась, глядя на Белую Королеву, съежившуюся под этим пылающим взглядом.
-Иди домой, Мирана! Милая, добрая Мирана, подбросившая сестре Семена Зла, пустившие корни в её голове. Красавица и умница Мирана…любимица родителей…которых убила своей рукой. Иди домой и постарайся сделать так, чтобы я не вспомнила о тебе в ближайшую тысячу лет!
Она смотрела, как белая фигурка спотыкаясь бежит по склону. Потом повернулась и заковыляла к открытым воротам замка, морщась от боли в побитых ногах.
-Это было лучшее, что мне довелось увидеть в жизни! – произнёс мурлыкающий голос. Алиса улыбнулась, держась за створку ворот.
-Ты был прав, Чешир! Все пути ведут куда-то. Мой почти закончен.
-Потому я здесь, — сказал он, улыбаясь во все имеющиеся зубы.
-Ты пришел попрощаться?
-Может быть…а может быть, сказать тебе «здравствуй»…
-Кажется, я понимаю…
-Конец одного пути — начало другого…это Закон, Алиса.
-А ты – Хранитель Путей! И этого мира, я ведь права?
-Маленькая девочка наконец-то выросла. Я горжусь тобой, Алиса. Мы все гордимся тобой.
А теперь иди, тебе осталось всего ничего.
-Прощай, Чешир. Спасибо тебе за всё!
-Прощай, Алиса. Помни, впереди всегда новый Путь.

Часть 5.


Алиса шла вдоль живой изгороди, разросшейся до таких размеров, что больше напоминала джунгли. Здесь почти ничего не изменилось, разве что несколько плит растрескались, да на стыках проросли сорняки. Возле куста с розами стояло маленькое ведерко, проржавевшее настолько, что стенки его напоминали сито. Алиса улыбнулась, вспомнив бедняг-стражников, красивших белые розы в красные.
Они вышла прямо к пристройке с той стороны, где окно выходило на аллею. Оно было забрано железной кованой решеткой, но ячейки были достаточно широкими, и Алисе захотелось заглянуть внутрь. Словно в ней вдруг снова проснулась пятилетняя девочка, влюбленная в странности и непонятности. Подойдя к стене, она привстала на носки и ухватилась за решетку, затем поставила ногу на выступ и подтянулась, оказавшись вровень с окном. Внутри было сумрачно, но она разглядела пустую незастланную постель совершенно невообразимых размеров и деревянный стол, на котором стоял кувшин. Это было единственное убранство комнаты.
Алиса спустилась на дорожку и кое-как протиснулась между стеной пристройки и разросшимися кустами жасмина. И в этот момент до неё долетел низкий, чуть хрипловатый голос, певший странную печальную песню. Алиса не могла разобрать слов, но сердце её вдруг на мгновенье замерло и тут же бешено забилось. Она бы узнала этот голос из тысяч других…
Задыхаясь, она добралась до дворцовых ворот и прислонилась к ним. На мгновение её охватил отчаянный страх, а вдруг он правда не вспомнит её? Или, ещё страшнее, вспомнит…и прогонит…ведь она стара…в ней ничего не осталось от прелестной девушки, которой она когда-то была. Нет, нужно идти! Иначе она так и не узнает, чего стоит его слово.
У входа в тронный зал она остановилась, собирая остатки храбрости. Его голос звучал совсем рядом. Песня была на странном, чуждом языке, но Алиса к своему удивлению понимала значение слов.


Ты навсегда осталась
В далекой стране, где серое небо
Изливает в плаче потоки слёз.
Увы, любимая,
Моё сердце не может плакать…
Черное сердце, познавшее
Всего лишь одно мгновение,
Миг бесконечного счастья,
Когда ты подарила
Поцелуй любви.

Но теперь мой мир рухнул
И всё, что осталось,
Это память
О губах, прильнувших к моим
Память о поцелуе любви,
Что ты дала.
Лишь память, увы…
Потому что моя любовь
Не вернется…
Никогда…


Алиса больше не могла выдержать этой пытки. Распахнув двери, она ворвалась в тронный зал так стремительно, что едва не упала. Пошатнувшись, она едва устояла на ногах. Песня смолкла.
Высокий, в черных доспехах, похожий на ангела смерти, он стоял опираясь о колонну спиной к входу. Медленно, словно нехотя он повернулся. Совершенно такой же, как много лет назад, когда Алиса увидела его впервые. Он совсем не изменился, лишь прядь ослепительной белизны лежала поверх черных как смоль волос, густой челкой скрывавших зрячий глаз.
Он молча стоял перед ней, не делая попыток двинуться с места. Его лицо не изменилось. Никаких эмоций не появилось на нём. Алиса покачнулась, едва не упав. Смертельная усталость навалилась снежным комом. Он не узнал её! Он не помнит её…лишь далекие тени ушедших лет рядом с ним. Он помнит лишь саму память о ней, но не её. Алиса поняла, что проиграла свою последнюю битву. Пошатываясь от усталости и горя, она поплелась к выходу.
-Прощай, Илосовик Стейн!– сказала она уже у дверей, в последний раз поворачиваясь, чтобы запечатлеть в памяти его лицо. –Прощай, мой Валет без совести и чести, позабывший о данном слове.

Её голос произвёл совершенно ошеломительный эффект. Стейн вытянул руки перед собой и вскрикнул так, словно у него заживо вырвали сердце.
-Алиса!!!
Она оперлась о косяк и молча смотрела, как он ощупывает воздух перед собой, неуверенно приближаясь к ней. Выпустив косяк, она подошла к гиганту и взяла его руку в свои. Он судорожно стиснул её пальцы.
-Нагнись, ты слишком высокий!— её голос звучал так же спокойно, как тогда, в ночь их первого и единственного свиданья. Он опустился на колено, не выпуская её руки.
Алиса подошла к нему вплотную и осторожно убрала рассыпанные по лицу волосы. Его передернуло, когда она коснулась правого глаза…вернее, выжженной дочерна пустой глазницы.
-Кто?— охрипшим голосом произнесла она, уже зная, что он ответит.
-Мирана…Пришла пару часов назад…сказала, что заберет меня с собой во дворец…я ответил, что остаюсь…и тогда она…-с его губ сорвался мучительный вздох-…тогда она сказала, что для того, чтобы ждать, не нужно зрение…
-Всё хорошо, родной. Я здесь, с тобой…хотя увы, уже стара…
-Молодая или старая, это всё равно ты…— он ласково провел ладонью по её щеке. – Я зажигал свет каждый вечер…чтобы ты не заблудилась в темноте… моя Алиса…мой Бравный Воин…
Он обнял её, притянув к себе. Они ласкали друг друга, полу-безумные от нахлынувшего счастья, не замечая ни уродства, ни старости, словно не было тех лет, что отделяли этот день от ночи в Королевском Саду. Алисе казалось, что она уплывает куда-то, покачиваясь на волнах бесконечного счастья. Стейн ласкал её глаза, щеки, губы, словно не чувствуя морщин, покрывающих её лицо. Его руки гладили костлявые плечи, перебирали волосы, он прижался лицом к её груди, с нежностью целуя жалкие останки былого великолепия. А она перебирала его волосы, касаясь незрячих глаз мокрыми от слёз губами.

…Страна Чудес проявилась на мгновение, ещё прекраснее, чем была, чтобы исчезнуть в ослепительной вспышке Небытия…

…Они стояли в начале Пути. Черноволосый юноша и белокурая девушка.
Когда-то его звали Стейн. Когда-то она носила имя Алисы. Но впереди были тысячи других имён, таких же красивых. Держась за руки, они посмотрели друг на друга, улыбнулись и шагнули вперед…
Куда бы не вёл этот Путь, они пройдут его вместе…
…За их спинами появилась зубастая улыбка и два зеленых глаза.
-Удачи, ребятки!— промурлыкал Хранитель Путей, глядя вслед влюбленным и принимаясь за работу. Восстановление Страны Чудес— кропотливое дело. А там, глядишь, отыщется другая Алиса…

@темы: Валет/Алиса, Фанфики

   

Чешир/Алиса & Валет/Алиса Фан-Клуб

главная